Институт банкротства граждан в Российской Федерации, достоинства и недостатки правовой модели регулирования (выступление 28 февраля 2017 года в Совете Федерации Федерального Собрания РФ, в рамках участия в программе «круглого стола» на тему: Совершенствование законодательного регулирования процедуры банкротства гражданина»)

Институт банкротства граждан в Российской Федерации, достоинства и недостатки правовой модели регулирования

 

Законодательное закрепление институт банкротства гражданина получил еще в 1998 г. – в Федеральном законе от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», но в силу статьи 185 этого закона нормы о банкротстве граждан должны были вступить в силу с момента внесения соответствующих изменений в Гражданский кодекс РФ. Однако изменения внесены не были и нормы о банкротстве физических лиц так и не начали работать. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» также с самого начала содержал нормы о банкротстве физических лиц, не являющихся предпринимателями, но вступление в силу этих норм было отложено. Сложилась любопытная ситуация: нормативно институт банкротства граждан формально существовал уже 16 лет, но по разным причинам, как известно он фактически был введен только с 1 октября 2015 г.

Причины столь длительного введения в практику механизма банкротства гражданина объясняются следующим:

во-первых, столь длительный срок потребовался законодателю для выработки норм банкротства граждан, состоящих из четко структурированных и сформулированных правовых конструкций; во-вторых, все попытки введения в реальную действительность механизмов банкротства граждан терпели неудачу из-за неготовности самих должников, общества, государственного аппарата и субъектов профессиональной деятельности к системе реабилитационных мероприятий по отношению к финансово-несостоятельным гражданам; в-третьих, правовая и финансовая система страны до последнего времени все еще справлялась с объемом просроченной денежной задолженности граждан без механизмов банкротства, так как суммарный объем указанной задолженности не обладал свойством «критичности» для национальной экономической и финансовой систем страны.

Несмотря на то, что правовые нормы о банкротстве формально принимались законодателем, реально действующие механизмы банкротства граждан отсутствовали. И только в 2015 году возникли реальные условия, предпосылки и экономические потребности для введения института банкротства граждан.

На протяжении длительного периода в Российской Федерации существовали споры о концепциях правовой модели банкротства граждан, желание законодателя ввести в действие этот институт было встречено основной частью специалистов в сфере банкротства настороженно из-за нерешенности целого комплекса проблем. Нестабильность ситуации подтверждается и организацией процесса: нормы о банкротстве граждан должны были вступить в силу 1 июля 2015 г., но за две недели до назначенного срока была объявлена новая дата – 1 октября 2015 г.

Банкротство должника-гражданина принципиально отличается по своей правовой природе как от банкротств отдельных категорий должников – юридических лиц (градообразующих, сельскохозяйственных, финансовых организаций, стратегических предприятий и организаций, субъектов естественных монополий, застройщиков), так и от банкротств физических лиц, обладающих специальными статусами (индивидуальных предпринимателей, крестьянских (фермерских) хозяйств). И если целями всех перечисленных видов банкротств является пропорциональное удовлетворение требований кредиторов или восстановление платежеспособности должника, что в определенной мере вписывается в систему гражданско-правовых конструкций, основанных на принципах диспозитивности, то банкротство граждан во всех правопорядках имеет принципиально иное предназначение и не является классической гражданско-правовой конструкцией. Банкротство граждан – это особый вид банкротства, который следовало бы именовать потребительским (личным) банкротством ввиду его особой направленности, специальных экономикохозяйственных целей и социальной значимости этой реабилитирующей процедуры. Законодателю и всему юридическому сообществу следует учитывать существенную особенность этого социально значимого правового института.

За прошедшие без малого полтора года практического функционирования института банкротства граждан, можно говорить о сложившейся в Российской Федерации определенной правовой модели этого института, к достоинствам которой можно отнести следующее:

  1. Вводя в действие институт банкротства граждан, законодатель создал механизм преодоления остававшихся ранее неразрешимыми проблем неоплатности денежных долговых обязательств гражданами через механизм реструктуризации долгов гражданина на срок до трех лет (ст.ст. 213.11, 213.14. 213.19, 213.22 Закона о банкротстве).
  2. Введена возможность применения правового механизма прощения ранее приобретенных гражданином долговых обязательств, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина, через механизм освобождения гражданина от обязательств (ст. 213.28 Закона о банкротстве). Тем самым фактически создан новый институт экономикосоциальной реабилитации граждан-должников.
  3. Определены критерии добросовестности поведения должникагражданина путем введения механизмов банкротных санкций для граждан, действующих незаконно, а также граждан, в действиях которых были выявлены элементы неправомерных действий при банкротстве, преднамеренного или фиктивного банкротства, включая механизм неприменения в отношении недобросовестного гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств (п.п. 4 и 5 ст.213.28 и ст. 213.29 Закона о банкротстве).
  4. В целях снижения судебных расходов и оптимизации затрат на проведение процедуры законодатель изначально определил низкий размер вознаграждения финансовому управляющему (п. 3 ст. 20.6 Закона о банкротстве), хотя в последующем, как известно, его пришлось увеличивать, и максимально отсрочил его выплату (п. 3 ст. 213.9 Закона о банкротстве), привязав ее к завершению процедуры, применяемой в деле о банкротстве гражданина, независимо от срока, на который была введена каждая процедура.
  5. В целях процессуальной экономии и экономии средств заявителя в делах о банкротстве гражданина разрешено проведение первого собрания кредиторов в форме заочного голосования (п. 4 ст. 213.8 Закона о банкротстве).
  6. В целях максимального удовлетворения требований кредиторов, в отличие от процедур банкротства юридических лиц, отменен пресекательный срок включения в реестр требований кредиторов требований конкурсных кредиторов, и уполномоченных органов (п. 2 ст. 213.8 Закона о банкротстве) и разрешено его восстановление судом по уважительным причинам.

К недостаткам существующей правовой модели института банкротства граждан, на мой взгляд, следует отнести следующее:

  1. По подсудности дела о банкротстве граждан переданы арбитражным судам. Однако у судей арбитражных судов сложилось определенное видение концепции банкротства на примере банкротства организаций. Именно поэтому могут возникать определенные трудности при рассмотрении дел о банкротстве граждан из-за принципиального отличия институтов потребительского (личного) и коммерческого банкротства.

Конечно компетенция судей арбитражных судов выше чем у судей судов общей юрисдикции, но в то же время, нельзя не признать, что судьи арбитражных судов, в силу специфики их деятельности, менее социально ориентированы, между тем банкротство гражданина как вид банкротства является институтом социальной реабилитации, главная цель которого – реализация социальных функций для стабилизации общества.

  1. Достаточно высокий порог долгового обязательства гражданина, являющийся критерием для принятия судом заявления о признании гражданина банкротом. Институт потребительского (личного) банкротства обязан максимально учитывать особенности имущественного положения гражданина-должника на фоне общего социально-экономического положения в регионе, где проживает субъект. И если долг в сумме более 500 тыс.руб. для жителей Москвы, Санкт-Петербурга и иных крупных регионов реален, то для граждан из социально дотационных регионов и отдаленных местностей такой размер задолженности просто невозможен и нереален. А ведь именно эти люди и относятся к категории лиц, которым действительно требуется экономико-социальная реабилитация.
  2. Наличие во введенных нормах законодательства о банкротстве граждан большого количества законодательных норм, предусматривающих возможность судебного усмотрения.

Как примеры: п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве («Заявление о признании гражданина банкротом») содержит целый набор элементов судебного усмотрения: “2. Гражданин вправе подать в суд заявление о признании его банкротом в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, при этом гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества”.

Примененные законодателем формулировки «в случае предвидения» и «при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок» подразумевают, что судья встанет перед выбором и должен будет принять то или иное решение, исходя из общей концепции потребительского (личного) банкротства.

Норма о таком принципиально важном для данного вида банкротства критерии, как критерий неплатежеспособности гражданина, в целях рассмотрения обоснованности заявления о признании гражданина банкротом (п. 3 ст. 213.6 Закона о банкротстве) может поставить в тупик даже опытных юристов и судей арбитражных судов: «Если имеются достаточные основания полагать, что с учетом планируемых поступлений денежных средств, в том числе доходов от деятельности гражданина и погашения задолженности перед ним, гражданин в течение непродолжительного времени сможет исполнить в полном объеме денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которых наступил, гражданин не может быть признан неплатежеспособным.»

В указанной норме имеется как минимум четыре вида судебного усмотрения (по своей правовой природе относящихся к элементам процессуальной диспозитивности), по которым суд обязан принять решение и без которых невозможно признать гражданина неплатежеспособным, а, следовательно, начать процедуру.

Элементы судебного усмотрения также встречаются во многих других нормах о банкротстве гражданина: о санкционировании разрешения привлечения финансовым управляющим третьих лиц (п. 6 ст. 213.9 Закона о банкротстве); о рассмотрении требований залоговых кредиторов об обращении взыскания на заложенное имущество гражданина (п. 2 ст. 213.10 Закона о банкротстве) и других.

 

Таким образом, институт банкротства физических лиц в России, как и любой другой правовой институт, находящийся на начальном этапе становления и развития, требует совершенствования его законодательного регулирования.

Выступление в PDF